Источники информации

Одежда для тенниса,  футболки, шерты, комплекты - для мальчиков >>>
Одежда для девочек -  платья, футболки, шерты   >>>

Психология толпы - Щепка в море или капитан судна

Психология толпы

Щепка в море или капитан судна?

В массовом поведении реализуются примитивные психологические механизмы и закономерности, знание которых позволяет управлять людьми и событиями, поэтому чем больше мы с тобой знаем о воздействиях бессознательного заражения и приемах манипулирования, тем труднее нами манипулировать.

Вводная

Как манипулируют толпой? Возможно ли противостоять массовой панике? Как бороться с моббингом? Эти и другие вопросы, связанные с таким сложным явлением, как психология масс, задают себе самые разные ученые. Существует огромное количество теорий, так или иначе объясняющих это явление. Но нас с тобой интересует прикладной, практический уровень и проблемы, с которыми мы сталкиваемся ежедневно в той или иной социальной группе, будь то учебный коллектив, рабочая группа или модная тусовка.

Феномен "заражения"

С образованием толпы возникают некоторые интересные эффекты, присущие любой толпе. Одним из таких эффектов является принцип "заражения". Его проявления многообразны - от группового азарта до массовых психозов. Представь себе полный зал людей, пришедших на концерт Задорнова, где рассказан очень смешной анекдот, и все громко смеются. Ты только что вошел и не слышал шутку, однако общее настроение захватывает, и ты тоже от души смеешься вместе со всеми. Передача эмоционального состояния на психофизиологическом уровне от группы к индивиду и есть принцип заражения, или по научному циркуляционная реакция. Такое заражение может быть как положительным, так и отрицательным, и оно стирает индивидуальность личности, снижает роль здравого смысла, ты начинаешь чувствовать и реагировать "как все".

У человека, охваченного эмоциональным заражением, повышается восприимчивость к импульсам, источник которых находится внутри толпы, зато снижается восприимчивость к импульсам изнутри. Соответственно усиливаются барьеры против логических аргументов и доводов. И поэтому в такой момент попытка воздействовать на массу логикой рациональными аргументами может оказаться даже опасной. Здесь необходимы другие приемы, адекватные ситуации, а если ты ими не владеешь, то лучше держаться от толпы подальше. Добавлю, что феномен эмоционального заражения не является однозначно негативным или позитивным фактором. Он может сопровождать любое массовое мероприятие, например, концерт твоей любимой рок группы, совместный просмотр фильма, дружеское застолье, игру в Counter Strike и т.п.

Феномен заражения используют и политические деятели, и шарлатаны. Достаточно вспомнить хотя бы деятельность известных финансовых пирамид, чтобы уверенно распознать в этом работу психологического феномена заражения. Посредством информационно-психологических техник воздействия (устные формы с применением акустических средств, печатная продукция, в том числе СМИ, радио, телевидение, интернет) происходит своеобразное психическое заражение определенными состояниями, реагирование на неосознаваемые воздействия. Как ты понимаешь, понятие толпы в наш век информационных технологий довольно широко. Это не только масса людей на стадионе, это и многочисленная толпа у экранов телевизора и пользователи интернета. Однако "виртуальная толпа" - лишь частный случай некоторых феноменов.

Приемы управления толпой

Для управления толпой полезно знать еще один интересный феномен. Он заключается в том, что толпа не однородна. Ученые, делая аэрофотоснимки разных массовых сборищ, пришли к выводу, что толпа собирается по принципу: ядро, периферия. Там, где находится ядро толпы, влияние наиболее сильно, так как аккумулирует эффект заражения. На периферии толпа более разряженная, и влияние заражения снижается. Для наглядности вспомни толпу поклонников на рок концерте, наверняка ты замечал, что чем ближе к сцене, тем ряды плотнее, накал эмоций больше, это ядро. Чем дальше от сцены, тем толпа более разряжена и более спокойна, это периферия.

Для управления толпой лучше всего использовать именно периферию. Самый известный прием управления - переключение внимания толпы на другой объект. Отвлекать внимание части толпы на периферии можно чем угодно, что может ее заинтересовать, например, пустить слух об убийстве или автомобильной катастрофе, как бы ужасно это не звучало. Люди из любопытства пойдут посмотреть, что там случилось, а ядро, потеряв часть эмоциональной подпитки с периферии, становится более управляемым.

Еще одним интересным приемом управления действующей толпы является использование ритма. Ученые установили, что действующая толпа, в отличие от экспрессивной, аритмична, и поэтому громкий ритмический звук способствует соответствующему превращению толпы. Правда, следует заметить, что противодействие разным видам толпы требует разных ритмов.

Как я уже говорила, индивидуальность личности в толпе размывается, человек чувствует себя безличным и безнаказанным. Отсюда возник еще один способ управления толпой, основанный на восстановлении идентичности индивидов. Например, во время демонстрации на крышах окружающих зданий размещаются хорошо заметные камеры, или высылаются мобильные группы телерепортеров. Демонстративные действия репортеров способствуют возвращению идентичности и снижению эффекта заражения.

Механизм паники

В психологии различают два вида паники: массовая и индивидуальная. Паническое состояние часто бывает вызвано страхами, которые не соответствуют объективной опасности, из-за чего панику можно охарактеризовать как ужас, вызванный кажущейся опасностью. Паника может быть вызвана и вполне реальной угрозой, но решающим фактором почти всегда становится психическое состояние субъекта (личности, общества, группы или толпы). Конечно же, паника не возникает сама по себе, существует целый ряд предпосылок, которые являются благодатной почвой, на которой паника произрастает, как семена в плодородной земле.

Психологами и социологами выделено несколько условий для возникновения паники: социальные факторы (резкое изменение валютного курса, государственный переворот, надвигающееся землетрясение), физиологические факторы (усталость, голод, алкогольное опьянение, не комфортные климатические условия), общепсихологические факторы (испуг, удивление, неожиданность происходящего). Конечно, это не все факторы, а только их некоторая часть. Главное, что ты должен понимать, это то, что чем больше негативных условий разного характера, тем выше вероятность возникновения паники.

При этом механизм распространения паники основан все на том же феномене заражения, сильный испуг возникает сначала у одного или нескольких человек. Испуг сопровождается криками, например «Пожар!», или проявляется хаотичными движениями, выкрикиванием несвязных слов, междометий. От этих нескольких людей страх передается остальным. Но бывает и так, что панику вызывает не реальное событие, а некое страшное ожидаемое событие, катализатором которого может стать словесное и какое-либо другое обозначение, выстрел из ракетницы, как сигнал начала, резкий громкий звук, что-то еще.

Истории известен случай, который описывал Назаретян в своих работах. В Первой мировой войне немцы применяли газы - страшное оружие, против которого был бесполезен опыт бывалых солдат, и предсмертные мучения от которого превзошли все виденное ими ранее. Это вызвало чрезвычайную напряженность в войсках. Зафиксированы случаи, когда газов не применяли, но кому-то из солдат что-то казалось, и испуганный крик "Газы!" обращал в бегство целые батальоны. Очень трудно одному индивиду противостоять толпе, когда та ударилась в панику. Даже самый отъявленный индивидуалист поддается гипнозу толпы.

Два основных правила, которые стоит помнить, держись от толпы как можно дальше. Во-вторых, если уж решил влиться в толпу, подумай, как ты собираешься из нее выбираться, если вдруг что-то случится.

Моббинг

Еще одним интересным явлением массового поведения является моббинг - (от английского mob, толпа) – групповое психологическое притеснение кого-либо со стороны нескольких человек, чаще всего в рабочем коллективе. Если еще проще, то это "травля толпы" по отношению к одному человеку. Моббинг включает в себя постоянные негативные высказывания, критику, социальную изоляцию внутри группы, исключение из социальных контактов, распространение о человеке заведомо ложной информации и т.п. Подобный феномен имеет под собой психологические корни. И одной из причин моббинга может быть страх.

В коллективах нередко проявляется настороженное отношение к тому, кто "не такой, как все". Причем моббинг по причине страха не возникает в тех сообществах, которые сформированы "с нуля". Там еще нет деления на "свой и чужой". А вот если группа устоявшаяся, шансы на возникновение моббинга повышаются, как только в таком коллективе появляется некто с достаточно неординарным поведением, внешностью, умениями и т.д. Еще одной причиной возникновения моббинга может являться "внутреннее напряжение" группы. Например, если часть членов семьи долго копила какие-то внутренние недовольства, разногласия не обсуждались, а замалчивались, то новый человек, скажем, невеста, может подвергнуться психологической травле, своим появлением вскрывая и так уже накопившуюся агрессию внутри семьи. И, наконец, еще одной причиной моббинга может быть безделье. Да, не удивляйся. Наиболее яркий пример моббинга от безделья - недозагруженность части сотрудников на работе. Скажем, один человек все время загружен, а другие бьют баклуши. Тогда те, кто не загружен, по отношению к загруженному могут занять позицию, что это он тут все работает и работает, никак выслужиться перед начальством хочет, и давай его "травить".

Думаю, читая это все, ты сейчас задаешься закономерным вопросом, бороться-то с этим как? То есть что нам дает знание причин феномена? Прежде всего, в любой группе, будь то рабочий или учебный коллектив, общайся с коллективом как можно более ровно, даже формально вежливо. Не стремись навязывать свое эмоциональное расположение, ввязываться во внутренние разборки или привлекать излишнее внимание экстравагантным поведением. Стань наблюдателем. Наблюдай, что происходит в группе, и особенно, что происходит вокруг тебя. Так как жертва моббинга постоянно подвергается давлению, то главное помнить о причинах возникновения такого притеснения, не копаться внутри себя, не искать причины только в себе, перестать чувствовать себя жертвой. Как говорят врачи, правильный диагноз - уже 50% лечения, так и в случае с моббингом, правильно интерпретировать причины возникновения травли - уже 50% решения проблемы.

Некоторые виды толпы

Окказиональная толпа (от англ., occasion - случайность) - скопление людей, собравшихся поглазеть на неожиданное происшествие, например, на автомобильную катастрофу.

Конвенциональная толпа (от англ., convention - условность) собирается по поводу заранее объявленного события (рок концерт, футбольный матч).

Экспрессивная толпа (от англ., expression - выражение), ритмически выражающая ту или иную эмоцию: радость, энтузиазм, возмущение. Речь идет о людях, скандирующих лозунг на митинге, громко поддерживающих любимую команду или клеймящих судью на стадионе.

Экстатическая толпа (от англ., ecstasy - экстаз) - экстремальная форма экспрессивной толпы. В экстазе люди могут самозабвенно истязать себя.

Агрессивная (от англ. Aggressive - напористый) - толпа, эмоциональная доминанта которой ярость, злоба.

Паническая толпа (от англ. panic - переполох, тревога) - толпа объята ужасом, стремлением каждого является избегание реальной или воображаемой опасности.

INFO

В 60-х годах американские посольства во многих странах "Третьего мира" имели "на вооружении" мощные динамики и музыкальные записи в стиле рока. Это средство использовалось в тех случаях, когда проходящая около посольства антиамериканская демонстрация превращалась в агрессивную толпу.

Самой большой ошибкой будет думать, что к толпе применимы такие же способы влияния, как для организованной группы. Никогда не нужно забывать, что неорганизованная толпа, объединенная лишь общим эмоциональным состоянием, а не общими целями, опасна и непредсказуема. Без соответствующей подготовки лучше даже не пытаться что-то сделать.

Приведем пример психологической эпидемии: во время войны в Чечне несколько десятков девочек были госпитализировали с признаками острого отравления, они сдали все анализы, но вредных веществ выявлено не было, оказалось, что рвота и судороги были вызваны военным положением, страхом и постоянным стрессом.

Формы психологического заражения: азарт болельщиков на стадионах, трудовой энтузиазм, чувство огромной силы и единения на митингах политических партий.

WARNING

Одна из главных целей психологического заражения - формирование однородного мнения в группе людей в условиях выбора, поэтому методами психологического заражения активно пользуются некоторые политики и СМИ в процессе избирательных кампаний.

Психология толпы

В науке известно множество попыток определения того, что же такое толпа. Ограничимся лишь несколькими из них. Я. Щепаньский, акцентируя прежде всего социологические признаки, полагал, что толпа в первую очередь представляет собой «временное скопление большого числа людей на территории, допускающей непосредственный контакт, спонтанно реагирующих на одни и те же стимулы сходным или идентичным образом» (Щепаньский, 1969).

Согласно очень близкому, но все-таки психологически более точному определению Ю. А. Шерковина, толпа — это прежде всего «контактная внешне не организованная общность, отличающаяся высокой степенью конформизма составляющих ее индивидов, действующих крайне эмоционально и единодушно» («Социальная психология», 1975).

Среди общих психологических факторов существования толпы практически всеми исследователями обычно отмечается устойчивая и подчас просто жесткая психологическая связь, объединяющая входящих в толпу людей. Образовавшаяся из сходных или идентичных эмоций и импульсов, вызванных одним и тем же стимулом, толпа не обладает установленными организационными нормами и каким-либо комплексом моральных норм. Влияние толпы на своих членов вытекает из природы возникшей между ними эмоционально-импульсивной связи. В толпе проявляется примитивные, но сильные импульсы и эмоции, не сдерживаемые никакими этическими или организационными нормами.

В толпе, как и во всех иных формах массового стихийного поведения, мы встречаемся с проявлениями частичного исчезновения индивидуальных черт личности. Вследствие этого у людей сильно возрастает готовность к заражению и, одновременно, склонность к подражанию. Реакция на внешние стимулы направляется не рефлексией, а первым эмоциональным импульсом или подражанием поведению других людей. Исчезновение рефлексивности, деиндивидуализация усиливают чувство общности со всей толпой. Это влечет за собой ослабление ощущения важности этических и правовых норм. Толпа создает сильное ощущение правильности предпринимаемых действий. Обусловленные эмоциями способы действия не оцениваются критически. Господствующая в толпе эмоциональная напряженность увеличивает ощущение собственной силы и уменьшает чувство ответственности за совершаемые поступки. Особую силу толпе придает наличие конкретных оппонентов. «Нельзя понять историю, не имея в виду, что мораль и поведение отдельного человека сильно отличаются от морали и поведения того же человека, когда он представляет собой эту часть общества» (Лебон, 1908).

Б. Ф. Поршнев писал: «Толпа — это иногда совершенно случайное множество людей. Между ними может не быть никаких внутренних связей, и они становятся общностью лишь в той мере, в какой охвачены одинаковой негативной, разрушительной эмоцией по отношению к каким-либо лицам, установлениям, событиям. Словом, толпу подчас делает общностью только то, что она "против", что она против "них"» (Поршнев, 1966).

Один из героев У. Фолкнера так воспринимал толпу, собравшуюся у тюрьмы, где держали негра, обвинявшегося в убийстве белого. Он видел перед собой «бесчисленную массу лиц, удивительно схожих отсутствием всякой индивидуальности, полнейшим отсутствием своего "я", ставшего "мы", ничуть не нетерпеливых даже, не склонных спешить, чуть ли не парадных в полном забвении собственной своей страшной силы...» (Фолкнер, 1973).

В результате воздействия всех названных выше феноменов члены толпы часто действуют как бы под влиянием гипноза. Однако, критикуя идеи Г. Лебона и 3. Фрейда, писавших о «гипнотической сущности толпы» и «психозе толпы», Я. Щепаньский писал: «...это лишь некий краткий оборот, обозначающий степень интенсивности действия сходных импульсов и эмоций у всех членов толпы. Этот "гипноз" действует сильнее или слабее в зависимости от характера стимулов, вызывающих реакцию толпы, от конкретной общественно-исторической ситуации, в которой собралась толпа, и от индивидуальных черт ее членов» (Щепаньский, 1969).

Выделяют ряд условий действия такого «гипноза». Во-первых, это предварительно существующие устойчивые установки и убеждения. Легко вызвать возникновение терроризирующей толпы, например, направленной против давно ненавистных ей социальных групп или институтов. Во-вторых, это убеждения и склонности, соответствующие лозунгам, побуждающим толпу к действиям. В-третьих, это молодой возраст и отсутствие достаточного социального опыта. Наконец, в-четвертых, это низкий уровень умственного развития и недостаточная развитость интеллектуальных элементов психики, отсутствие привычки анализировать свое поведение, недостаточно сильная воля, нетвердость социально-политических взглядов, отсутствие устойчивых убеждений. Выражаясь метафорически, Б. Ф. Поршнев утверждал, что условия формирования толпы — «это своего рода "ускоритель", который во много раз "разгоняет" ту или иную склонность, умножает ее, может разжечь до огромной силы» (Поршнев, 1965). В этом, собственно, он и видел реальную конкретность того, что прежние авторы считали «гипнотической сущностью» толпы. Хотя, разумеется, мысль о «разгоне» тех или иных «склонностей» неизбежно приводила к пониманию многоликости и неоднородности толпы.

Проблема типологии толпы всегда представляла собой значительный интерес. Психологическая наука и практика давно научились выделять отдельные виды толпы и даже воздействовать на них. Однако проблема заключается в возможности (и реальности) быстрой трансформации толпы из одного вида в другие. Существуют четыре основных вида толпы: случайная, экспрессивная, конвенциональная и действующая.

Случайную толпу каждый может легко наблюдать на улице, где произошло, допустим, дорожно-транспортное происшествие. Столкнулись два автомобиля. И, естественно, вокруг сразу же остановилось несколько любопытных прохожих. Пока водители выясняют суть дела между собой, любопытствующие уточняют детали. Основной эмоцией в данном случае является банальное любопытство. Оно заставляет останавливаться все новых прохожих. Они обращаются к стоящим людям с расспросами, уточняя детали. «Циркулярная реакция» любопытства запускается на полный ход. Непрерывно, по кругу пересказывается, кто откуда ехал, куда поворачивал, и кто виноват. Причем теперь пересказывать это начинают все новые члены толпы, которые сами не видели происшествия. Начинается «эмоциональное кружение»: привлекая все новых любопытствующих, толпа по кругу воспроизводит один и тот же эмоциональный рассказ. В отдельных случаях водители, разобравшись между собой, уже могут уехать, но толпа будет оставаться и даже увеличиваться за счет действия названных механизмов. Особенно типичны такие ситуации для восточных стран, где прохожие меньше озабочены рациональным использованием своего личного времени. Постепенно уже устойчивая случайная толпа вполне может трансформироваться в толпу экспрессивную.

Экспрессивная толпа обычно представляет собой совокупность людей, совместно выражающих радость или горе, гнев или протест — в общем, что-то эмоционально выражающих. Это может быть, например, горестная толпа на похоронах, идущая за гробом. Или, наоборот, это может быть толпа, радующаяся окончанию солнечного затмения. В нашем примере случайная толпа вокруг дорожно-транспортного происшествия может довольно быстро превратиться в экспрессивную толпу, выражающую, например, недовольство совершенно безобразной организацией уличного движения и абсолютно бездарной работой дорожной полиции. Обсудив детали происшествия и удовлетворив тем самым свое любопытство, такая толпа быстро создает объект, в отношении которого начинает выражать эмоции — в данном случае полицию.

Крайний случай экспрессивной толпы — экстатическая толпа, возникающая тогда, когда люди доводят себя до исступления в совместных молитвенных или ритуальных ритмических действиях. Это происходит в ходе ряда мусульманских праздников типа «шахсей-вахсей», на сектантских бдениях, иногда — на бурных карнавалах в некоторых латиноамериканских странах. В экстатическую толпу часто превращается молодежь на концертах своих музыкальных кумиров или даже на обычных дискотеках.

В нашем примере экспрессивно выражающая свое мнение толпа, собравшаяся вокруг дорожно-транспортного происшествия, также может до поры удерживать свою критику той же полиции в общепринятых рамках. Однако при высокой интенсивности эмоций и, скажем, общего невысокого авторитета полиции в обществе ситуация может резко измениться. От слов такая толпа может быстро перейти к соответствующим действиям, и тогда, скорее всего, пострадают оказавшиеся здесь представители правопорядка или находящийся поблизости полицейский участок. Согласно принятой типологии и закону быстрой трансформации, рассматриваемая нами толпа также превратится в действующую толпу, то есть в толпу, совершающую уже активные действия относительно реального или придуманного для себя объекта.

Конвенциональная толпа, в чем-то приближающаяся к рассматриваемой далее «собранной публике», руководствуется в своем поведении определенными правилами. Обычно такая толпа собирается по поводу события, объявленного заранее: спортивного состязания, политического митинга. В таком случае людьми движет определенный конкретный интерес, и обычно они готовы до поры следовать некоторым принятым в таких ситуациях нормам. Это могут быть зрители, скажем, футбольного матча. Внешне у такой толпы налицо все внешние признаки соответствия определенной «конвенции», установленным правилам поведения: билеты, отведенные места, соответствующие заграждения и недоступные зоны. Внутренне, однако, понятно, что зрители футбольного матча — это не посетители консерватории. Такая толпа остается «конвенциональной» до определенного момента. Она будет конвенциональной, пока хватит сил у конной милиции, ограничивающей проход болельщиков к станции метро по окончании матча. Однако собственные, внутренние «правила» поведения болелыциков-«фанатов» таковы, что они могут смести и милицию. Тогда от «конвенциональной толпы» не останется и следа — она превратится в следующий вид, в толпу действующую.

Действующая толпа считается наиболее важной в социально-политическом отношении и потому является наиболее пристально изучаемым видом толпы. Действующая толпа, в свою очередь, подразделяется на несколько подвидов. Агрессивная толпа — это множество людей, движимых гневом и злобой, стремящихся к уничтожению, разрушению, убийствам. Паническую толпу образуют люди, движимые чувством страха и стремлением избежать некой опасности (реальной или воображаемой). Стяжательская толпа состоит из людей, объединенных желанием добыть или вернуть себе некие ценности. Такая толпа разнородна, она может включать мародеров, вкладчиков обанкротившихся банков, погромщиков и т. д. Ее главная особенность — общее эмоционально-действенное единство на фоне осознаваемого в глубине души конфликта: ведь члены такой толпы борются за обладание ценностями, которых все равно на всех не хватит.

Особым подвидом действующей толпы является мятежная (или повстанческая) толпа. Окончательное название зависит от результата ее действий. В случае успеха она будет не просто «повстанческой», а даже «революционной». В случае поражения она может даже потерять статус «мятежной толпы» и превратиться в «случайный сброд», «путчистов» и т. п.

Еще не так давно Ю. А. Шерковин писал: «Повстанческая толпа — непременный атрибут всех революционных потрясений — характеризуется значительной классовой однородностью и безоговорочным разделением ценностей своего класса. Действиями повстанческой толпы уничтожались станки на первых механизированных фабриках в период промышленной революции, истреблялась французская аристократия, брались штурмом оплоты реакции, сжигались помещичьи усадьбы, освобождались из тюрем арестованные товарищи, добывалось оружие в арсеналах. Повстанческая толпа представляет собой особый вид действующей толпы, в которую может быть внесено организующее начало, превращающее стихийное выступление в сознательный акт политической борьбы» («Социальная психология», 1975). Но все изменчиво, и осенью 2000 г. лидер российских коммунистов Г. Зюганов уже публично заявлял, что повстанческая толпа, совершившая мирную революцию в Югославии, «пахла марихуаной, водкой и долларами».

Однако вернемся к нашему примеру. Из экспрессивной формы, выражающей негативное отношение к полиции, толпа легко (хотя здесь уже требуются вожаки) может превратиться в агрессивную толпу. Затем, направившись к ближайшему полицейскому участку и разгромив его, она вполне может побывать и в состоянии стяжательской толпы. Но этим дело может не кончиться. При наличии определенного внешнего воздействия такая толпа легко превращается в мятежную. И тогда ей мало разгрома одного участка — ведь «во всем виноваты власти!». И такая толпа, непрерывно увеличиваясь в объеме, уже движется к местам дислокации органов высшей власти с весьма недвусмысленными намерениями. Захватив их или заставив власти покинуть эти места, такая толпа превращается в революционную.

Вся политико-психологическая динамика такой трансформации толпы, от случайной до революционной, может занять от нескольких часов до нескольких дней. Наиболее яркий пример именно такой трансформации разных видов толпы нам удалось наблюдать в Иране в период краха шахского режима и прихода к власти режима аятоллы Р. Хомейни. В Тегеране все шло именно по этой схеме. В один момент в нескольких десятках концов города вдруг случились некие дорожно-транспортные происшествия. И возникли первые, вроде бы совершенно «случайные» толпы. Далее все пошло абсолютно по описанной выше схеме и привело к известным результатам.

Собранная публика. Позаимствуем пример у В. Шекспира. Перед Сенатом выступает Брут, и Сенат рукоплещет его планам и предложениям, явно одобряя их. Но вслед за Брутом выступает Марк Антоний. И тот же самый Сенат, с той же самой силой, рукоплещет теперь уже его предложениям, в итоге одновременно одобряя прямо противоположные планы.

Теперь — реальный исторический пример. Французский историк И. Тэн так описывал заседания Конвента: «Они одобряют и предписывают то, к чему сами питают отвращение; не только глупости и безумия, но и преступления, убийства невинных. Единогласно и при громе самых бурных аплодисментов левые, соединившись с правыми, посылают на эшафот Дантона, своего естественного главу, великого организатора и вдохновителя революции. Единогласно и также под шум аплодисментов правые, соединившись с левыми, визируют наихудшие декреты революционного правительства. Единогласно и при восторженных криках энтузиазма и выражения прямого сочувствия Колло д'Эрбуа, Котону и Робеспьеру, Конвент посредством произвольных и множественных избраний удерживает на своем месте человекоубийственное правительство, которое одни ненавидят за убийства, а другие за то, что оно стремится к их истреблению. Равнина и гора, большинство и меньшинство кончили тем, что согласились вместе содействовать собственному самоубийству» (Бехтерев, 1919).

Как справедливо указывал все тот же Г. Лебон, «при определенных условиях — и притом только при этих условиях — собрание людей представляет совершенно новые черты, которые характеризуют отдельных индивидов, входящих в состав этого собрания. Сознательная личность исчезает. Собрание становится тем, что, я сказал бы, не имея лучшего выражения, организованной толпой, или толпой одухотворенной, составляющей единое существо и подчиняющееся закону духовного единства толпы» (Лебон, 1908).

Однако, несмотря на весь авторитет Лебона, трудно не согласиться и с Я. Щепань-ским, утверждавшим, что собранная публика может выступать в нескольких видах1. Прежде всего, он выделял публику, собравшуюся случайно, или «сборище». Другой вид — публика, собравшаяся преднамеренно, которая тоже может выступать в двух различных формах: как публика отдыхающая, ищущая развлечений и как публика, ищущая информации (в том числе на митингах и политических собраниях).

В целом же, «собранная публика — это скопление некоторого количества людей, испытывающих сходное ожидание определенных переживаний или интересующихся одним и тем же предметом. Это общая заинтересованность и поляризация установок вокруг одного и того же предмета или события — основа ее обособления. Следующей чертой является готовность к реагированию некоторым сходным образом. Это сходство установок, ориентации и готовности к действию — основа объединения публики» (Щепаньский Я, Элементарные понятия социологии. 1969, С. 184.).

Механизм психологического объединения, в общем, вполне очевиден. После внешнего, физического соединения в одном помещении (публика редко действует на улице), под влиянием воздействия на всех одних и тех же стимулов среди публики образуются определенные сходные или общие реакции, переживания или устойчивые ориентации. Такая публика обычно быстро осознает рождающиеся у нее настроения, что усиливает впечатления, вызванные действием общего стимула.

Однако Щепаньский делает вынужденное признание: «Таким образом, в публике могут возникнуть такие же явления, как и в толпе, а именно общее эмоциональное напряжение, утрачивание рефлексивности, ощущение единства, солидарности. Поэтому некоторые виды публики, как, например, сборища, собрания или митинги, могут легко превратиться в экспрессивную или агрессивную толпу» (Щепаньский, 1969). Значит, при наличии определенных различий между толпой и «собранной публикой» есть и немало общего.

Особое значение разных видов толпы и собранной публики проявляется в периоды социальных волнений, развития революционных настроений, войн, забастовок, когда любое собрание или сборище может превратиться в агрессивную толпу, а она, в свою очередь, в толпу повстанческую, если ею овладеют организованные группы, которые сумеют направить ее действия в желательном для них направлении. Примеров единства такого рода со стороны элитной «публики» и «низких» массовых толп в истории было очень много. Из последнего времени — в ходе целой серии «бархатных революций» в Восточной Европе на рубеже 80-х-90-х гг. XX века.

Несобранная публика. По мнению Я. Щепаньского, несобранной публикой являются, например, читатели одних и тех же газет, слушатели одних и тех же радиопередач, зрители одних и тех же телевизионных программ, читатели одних и тех же журналов. Не без причины в Польше укоренился термин «культура "Пшекруя"» («Kultura "Przekroju"»), имеющий в виду способы выражения, поведения, мышления и деятельности, созданные этим популярным еженедельником. Примером российской действительности 1990-х гг. стала безусловно специфичная «аудитория НТВ». Однако развитие прогресса порождает все новые общности. Сегодня уже необходимо всерьез рассматривать в качестве несобранной часто уже достаточно единую публику «жителей Интернета».

С внешней точки зрения, несобранная публика — это всего лишь «поляризованная масса», т. е. большое число людей, мышление и интересы которых ориентированы идентичными стимулами в одном направлении, и которые ведут себя сходным образом. Это сходство может проявляться не только в бытовых, но и в более социально важных вопросах — в идеологии и политике. В несобранной публике внешне не проявляются феномены, характерные для толпы или собранной публики. Не проявляется в таком объеме «эмоциональное заражение», не исчезает полностью рефлексивность и не развивается в полном объеме процесс деиндивидуализации. Хотя заражение и идет, но это — заражение со стороны радио или телевидения. Разумеется, и электронные, и печатные средства массовой информации активно способствуют снижению рефлексивности и деиндивидуализации аудитории, однако в полной мере, как в толпе, для них это трудно достижимо.

Всякие виды «поляризованных масс», несобранной публики, представляют собой базу для выработки сходных взглядов, готовности к некритичному восприятию определенной информации, базу для создания мнения по некоторым вопросам, готовности к реагированию сходным образом на идентичные стимулы. Следовательно, они являются готовой базой для возникновения мнений и настроений — макроформ массового сознания и соответствующего поведения.

Особым примером такой эволюции несобранной публики является действие избирательных кампаний и возникающее в результате массовое электоральное поведение. Данной проблеме посвящено множество специальных исследований. Однако общие механизмы электорального поведения достаточно просты. Несмотря на все разговоры о «новых технологиях», массовое электоральное поведение в целом продолжает оставаться в значительной степени стихийным, подчиняясь общим закономерностям. В конечном счете, электорат делится на две неравные части. Первая, меньшая часть — это организованный электорат, действующий на основе индивидуального или группового сознания и подчиняющийся управляющим этим сознанием структурам и институтам. Вторая, значительно большая для любой современной демократической страны часть, представляет собой неорганизованный электорат.

Общим механизмом поведения несобранной публики являются массовые настроения, возникающие на основе веры в завышенные обещания. На этом всегда играли и продолжают играть до сих пор основные политические игроки — политические партии, движения и отдельные кандидаты на выборные посты. Как писал в свое время Г. Лебон, «избиратель требует невозможного, и поневоле приходится обещать требуемое. Отсюда появляются сплошные реформы, утверждаемые без малейшего понятия об их возможных последствиях. Всякая партия, желающая добиться власти, знает, что это возможно только превзойдя обещаниями своих соперников» (Лебон, 1908). Соответственно, основной инструмент массовой демократии по Лебону — это воздействие на массовые настроения и целью побуждения определенного поведения людей.

С течением времени мало что изменилось. Основываясь на богатом практическом опыте, американские специалисты так описывали модель «несобранного» электората: «У избирателя есть определенные принципы. Он в какой-то мере рационален и располагает информацией. У него есть и интересы, однако присутствуют они не в той экстремальной, отработанной, совершенной и детализированной форме, в которую их унифицированно облекли политические философы» (Berelson et al., 1959). В решениях большинства избирателей даже в обществах с рациональной политической культурой преобладает стихийный выбор, основанный на эмоциональном отношении и присутствующих в данный момент массовых настроениях.

3. Психологические свойства толпы

Социальные психологи отмечают ряд психологических особенностей толпы. Они свойственны всей психологической структуре этого образования и проявляются в различных сферах:

- когнитивной;

- эмоционально-волевой;

- темпераментальной;

- моральной.

В когнитивной сфере толпа высказывает разнообразные странности своей психологии.

Неспособность к осознанию. Важными психологическими характеристиками толпы являются ее бессознательность, инстинктивность и импульсивность. Если даже один человек довольно слабо поддается посылам разума, а потому большую часть поступков в жизни делает благодаря эмоциональным, порою совершенно слепым, импульсам, то людская толпа живет исключительно чувством, логика противна ей. Вступает в действие неуправляемый стадный инстинкт, особенно когда ситуация экстремальная, когда нет лидера и никто не выкрикивает сдерживающие слова команд. Разнородное в каждом из индивидов — частице толпы — утопает в однородном, и берут верх бессознательные качества. Общие качества характера, управляемые бессознательным, соединяются вместе в толпе. Изолированный индивид обладает способностью подавлять бессознательные рефлексы, в то время как толпа этой способности не имеет.

Особенности воображения. У толпы сильно развита способность к воображению. Толпа очень восприимчива к впечатлениям. Образы, поражающие воображение толпы, всегда бывают простыми и ясными. Вызванные в уме толпы кем-либо образы, представление о каком-нибудь событии или случае по своей живости почти равны реальным образам. Не факты сами по себе поражают воображение толпы, а то, как они предъявляются ей.

Еще один очень важный эффект толпы — коллективные галлюцинации. В воображении людей, собравшихся в толпе, события претерпевают искажения.

Особенности мышления. Толпа мыслит образами, и вызванный в ее воображении образ, в свою очередь, вызывает другие, не имеющие никакой логической связи с первым. Толпа не отделяет субъективное от объективного. Она считает реальными образы, вызванные в ее уме и зачастую имеющие лишь очень отдаленную связь с наблюдаемым ею фактом. Толпа, способная мыслить только образами, восприимчива только к образам.

Толпа не рассуждает и не обдумывает. Она принимает или отбрасывает идеи целиком. Она не переносит ни споров, ни противоречий. Рассуждения толпы основываются на ассоциациях, но они связаны между собою лишь кажущейся аналогией и последовательностью. Толпа способна воспринимать лишь те идеи, которые упрощены до предела. Суждения толпы всегда навязаны ей и никогда не бывают результатом всестороннего обсуждения.

Толпа никогда не стремится к правде. Она отворачивается от очевидности, которая не нравится ей, и предпочитает поклоняться заблуждениям и иллюзиям, если только они прельщают ее.

Для толпы, не способной ни к размышлению, ни к рассуждению, не существует ничего невероятного, однако невероятное-то и поражает всего сильнее.

В толпе нет предумышленности. Она может последовательно пережить и пройти всю гамму противоречивых чувствований, но всегда будет находиться под влиянием возбуждений минуты. Ассоциация разнородных идей, имеющих лишь кажущееся отношение друг к другу, и немедленное обобщение частных случаев — вот характерные черты рассуждений толпы.

Толпа постоянно подпадает под влияние иллюзий.

Некоторые важные особенности мышления толпы следует выделить особо.

Категоричность. Не испытывая никаких сомнений относительно того, что есть истина и что есть заблуждение, толпа выражает такую же авторитетность в своих суждениях, как и нетерпимость.

Консерватизм. Будучи в основе своей чрезвычайно консервативна, толпа питает глубокое отвращение ко всем новшествам и испытывает безграничное благоговение перед традициями.

Внушаемость. Фрейд выдвинул весьма продуктивную идею для описания феномена толпы. Он рассматривал толпу как человеческую массу, находящуюся под гипнозом. Самое опасное и самое существенное в психологии толпы — это ее восприимчивость к внушению.

Всякое мнение, идею или верование, внушенные толпе, она принимает или отвергает целиком и относится к ним либо как к абсолютным истинам, либо как к абсолютным заблуждениям.

Во всех случаях источником внушения в толпе выступает иллюзия, рожденная у одного какого-нибудь индивида благодаря более или менее смутным воспоминаниям. Вызванное представление становится ядром для дальнейшей кристаллизации, заполняющей всю область разума и парализующей всякие критические способности.

Толпе очень легко внушить, например, чувство обожания, заставляющее ее находить счастье в фанатизме, подчинении и готовностью жертвовать собой ради своего идола.

Как бы ни была нейтральна толпа, она все-таки находится в состоянии выжидательного внимания, которое облегчает всякое внушение. Рождение легенд, легко распространяющихся в толпе, обусловливается ее легковерием. Одинаковое направление чувств определяется внушением. Как у всех существ, находящихся под влиянием внушения, идея, овладевшая умом, стремится выразиться в действии. Невозможного для толпы не существует.

Заражаемость. Психологическое заражение способствует образованию в толпе особых свойств и определяет их направление. Человек склонен к подражанию. Мнения и верования распространяются толпе путем заражения.

Для эмоционально-волевой сферы толпы характерны также многочисленные психологические особенности.

Эмоциональность. В толпе имеет место такое социально-психологическое явление, как эмоциональный резонанс. Люди, участвующие в эксцессе, не просто соседствуют друг с другом. заражают окружающих и сами заражаются от них. Термин «резонанс» к такому явлению применяется потому, что участники толпы при обмене эмоциональными зарядами постепенно накаляют общее настроение до такой степени, что происходит эмощ^нальный взрыв, с трудом контролируемый сознанием. Наступлению эмоционального взрыва способствуют определенные психологические условия поведения личности в толпе.

Высокая чувственность. Чувства и идеи отдельных лиц, образующих целое, именуемое толпой, принимают одно и то же направление. Рождается коллективная душа, имеющая, правда, временный характер. Толпе знакомы только простые и крайние чувства.

Различные импульсы, которым повинуется толпа, могут быть, смотря по обстоятельствам (а именно по характеру возбуждений), великодушными или злыми, героическими или трусливыми, но они всегда настолько сильны, что никакой личный интерес, даже чувство самосохранения, не в состоянии их подавить.

В толпе преувеличение чувства обусловливается тем, что само это чувство, распространяясь очень быстро посредством внушения и заражения, вызывает всеобщее одобрение, которое и содействует в значительной мере возрастанию его силы.

Сила чувств толпы еще более увеличивается из-за отсутствия ответственности. Уверенность в безнаказанности (тем более сильная, чем многочисленнее толпа) и сознание значительного (хотя и временного) могущества дают возможность скопищам людей проявлять такие чувства и совершать такие действия, которые просто немыслимы и невозможны для отдельного человека.

Какими бы ни были чувства толпы, хорошими или дурными, характерной их чертой является односторонность. Односторонность и преувеличение чувств толпы ведут к тому, что она не ведает ни сомнений, ни колебаний.

В своей вечной борьбе против разума чувство никогда не было побеждено.

Экстремизм. Силы толпы направлены лишь на разрушение. Инстинкты разрушительной свирепости дремлют в глубине души почти любого индивида. Поддаваться этим инстинктам опасно для изолированного индивида, но находясь в безответственной толпе, где ему обеспечена безнаказанность, он может свободно следовать велению своих инстинктов. В толпе малейшее пререкание или прекословие со стороны какого-либо оратора немедленно вызывает яростные крики и бурные ругательства. Нормальное состояние толпы, наткнувшейся на препятствие, — это ярость. Толпа никогда не дорожит своей жизнью во время возмущения.

Особенность толпы состоит и в специфике социально-психологических явлений, определяющих единообразие поведения ее участников. Дело в том, что толпа создается главным образом на базе противопоставления данной общности объекту недовольства. Толпу делает общностью нередко именно то, что «против» «них». Это, конечно, не слепая ненависть ко всему, с чем люди себя не идентифицируют. Тем не менее, в толпе противопоставление «мы» и «они» достигает социально значимой, нередко весьма опасной величины.

У толпы отсутствует критическое отношение к себе и присутствует «нарциссизм» — «мы» безупречны, во всем виноваты «они». «Они» отливаются в образ врага. Толпа считается только с силой, и доброта ее мало трогает, для толпы доброта — одна из форм слабости.

Мотивация. Личный интерес очень редко бывает могущественным двигателем в толпе, в то время как у отдельного человека он стоит на первом месте. Хотя все желания толпы бывают очень страстными, они все же продолжаются не долго, и толпа так же мало способна проявить настойчивую волю, как и рассудительность.

Безответственность. Она порождает нередко невероятную жестокость агрессивной толпы, подстрекаемой демагогами и провокаторами. Безответственность позволяет толпе топтать слабых и преклоняться перед сильными.

В темпераменталъной сфере психологические особенности толпы проявляются в физической активности и диффузности.

Физическая активность. Стремление немедленно превратить в действия внушенные идеи — характерный признак толпы.

Диффузность. Возбудители, которые действуют на повинующуюся им толпу, весьма разнообразны - этим объясняется ее чрезвычайная изменчивость. Над прочно установившимися верованиями толпы лежит поверхностный слой мнений, идей и мыслей, постоянно нарождающихся и исчезающих. Мнение толпы непостоянно.

Отсутствие ясных целей, отсутствие или диффузность структуры порождают наиболее важное свойство толпы — ее легкую превращаемость из одного вида (или подвида) в другой. Такие превращения часто происходят спонтанно. Знание их типичных закономерностей и механизмов позволяет умышленно манипулировать поведением толпы в авантюристических целях либо в целях сознательного предотвращения ее особо опасных действий.

В моральной сфере психологические особенности толпы чаще всего обнаруживаются в моральности и религиозности.

Моральность. Толпа может иногда демонстрировать очень высокую нравственность, очень возвышенные проявления: самоотверженность, преданность, бескорыстие, самопожертвование, чувство справедливости и др.

Религиозность. Все убеждения толпы имеют черты слепого подчинения, свирепой нетерпимости, потребности в самой неистовой пропаганде, что присуще религиозному чувству.

Толпа нуждается в религии, так как все верования усваиваются ею лишь в том случае, если они облечены в религиозную оболочку, не допускающую оспаривания. Верования толпы всегда имеют религиозную форму.

К ОГЛАВЛЕНИЮ

4. Психологические особенности индивида в толпе

В толпе индивид приобретает ряд специфических психологических особенностей, которые могут быть ему совершенно не свойственны, если он пребывает в изолированном состоянии. Эти особенности оказывают самое непосредственное влияние на его поведение в толпе.

Человека в толпе характеризуют следующие черты.

Анонимность. Немаловажная особенность самовосприятия индивида в толпе — это ощущение собственной анонимности. Затерявшись, человек в толпе ощущает себя анонимным (безличным) и безликим, свободным от груза социальных ролей и ответственности; ослабевает способность видеть себя со стороны. Фото РИА-"Новости"

 «В безликой массе», поступая «как все», человек перестает отвечать за собственные поступки. Отсюда и та жестокость, которая обычно сопровождает действия агрессивной толпы. Участник толпы оказывается в ней как бы безымянным. Это создает ложное ощущение независимости от организационных связей, которыми человек, где бы он ни находился, включен в трудовой коллектив, семью и другие социальные общности.

Инстинктивность. В толпе индивид отдает себя во власть таким инстинктам, которым никогда, будучи в иных ситуациях, не дает волю. Этому способствует анонимность и безответственность индивида в толпе. У него уменьшается способность к рациональной переработке воспринимаемой информации. Способность к наблюдению и критике, существующая у изолированных индивидов, полностью исчезает в толпе.

Бессознательность. В толпе исчезает, растворяется сознательная личность. Преобладание личности бессознательной, одинаковое направление чувств и идей, определяемое внушением, и стремление превратить немедленно в действие внушенные идеи характерно для индивида в толпе.

Состояние единения (ассоциации). В толпе индивид чувствует силу человеческой ассоциации, которая влияет на него своим присутствием. Воздействие этой силы выражается либо в поддержке и усилении, либо в сдерживании и подавлении индивидуального поведения человека. Известно, что люди в толпе, ощущая психическое давление присутствующих, могут сделать (или, напротив, не сделать) то, чего они никогда бы не сделали (или, напротив, что непременно сделали бы) при иных обстоятельствах. Например, человек не может оказать, без ущерба для собственной безопасности, помощь жертве при враждебном отношении к этой жертве самой толпы.

Г. Лебон отмечает самый поразительный факт, наблюдающийся в толпе: каковы бы ни были индивиды, составляющие ее, их образ жизни, занятия, характеры, ум, одного их превращения в толпу достаточно для того, чтобы у них образовался род коллективной души, заставляющей их чувствовать, думать и действовать совершенно иначе, чем чувствовал, думал и действовал каждый из них в отдельности. Существу ют такие идеи и чувства, которые возникают и превращаются в действия лишь у индивидов, составляющих толпу. Одухотворенная толпа представляет временный организм, слившийся из разнородных элементов, на одно мгновение соединившихся вместе.

Состояние гипнотического транса. Индивид, пробыв некоторое время среди действующей толпы, впадает в такое состояние, которое напоминает состояние загипнотизированного субъекта. Он уже не осознает своих поступков. У него, как у загипнотизированного, одни способности исчезают, другие же доходят до крайней степени напряжения. Под влиянием внушения, приобретаемого в толпе, индивид совершает действия с неудержимой стремительностью, которая к тому же возрастает, поскольку влияние внушения, одинакового для всех, увеличивается силой взаимности.

Июнь 2002 года: беспорядки на Манежной площади Москвы по окончании телерепортажа о матче сборных команд России и Японии на чемпионате мира по футболу. (Российская сборная проиграла). Агрессивная толпа. Отчетливо видно активное ядро, переходящее в "сочувствующую" периферию.

Ощущение неодолимой силы. Индивид в толпе приобретает сознание неодолимой силы, благодаря одной только численности. Это сознание позволяет ему поддаться скрытым инстинктам: в толпе он не склонен обуздывать эти инстинкты именно потому, что толпа анонимна и ни за что не отвечает. Чувство ответственности, сдерживающее обычно отдельных индивидов, совершенно исчезает в толпе — здесь понятия о невозможности не существует.

Заражаемость. В толпе всякое действие заразительно до такой степени, что индивид очень легко приносит в жертву свои личные интересы интересу толпы. Подобное поведение противоречит самой человеческой природе, и потому человек оказывается способен на него лишь тогда, когда он составляет частицу толпы.

Аморфность. В толпе полностью стираются индивидуальные черты людей, исчезает их оригинальность и личностная неповторимость.

Утрачивается психическая надстройка каждой личности и вскрывается и выходит на поверхность аморфная однородность. Поведение индивида в толпе обусловливается одинаковыми установками, побуждениями и взаимной стимуляцией. Не замечая оттенков, индивид в толпе воспринимает все впечатления в целом и не знает никаких переходов.

Безответственность. В толпе у человека полностью утрачивается чувство ответственности, практически всегда являющееся сдерживающим началом для индивида.

Социальная деградация. Становясь частицей толпы, человек как бы опускается на несколько ступеней ниже в своем развитии. В изолированном положении — в обычной жизни он скорее всего был культурным человеком, в толпе же — это варвар, т.е. существо инстинктивное. В толпе у индивида обнаруживается склонность к произволу, буйству, свирепости. Человек в толпе претерпевает и снижение интеллектуальной деятельности.

Для человека толпы также характерна повышенная эмоциональность восприятия всего, что он видит и слышит вокруг себя.

Возникновение паники или всеобщей стихийной агрессии, причиной которых может стать всеобщая истерия, спровоцированная массовым протестом, или страх, вызванный пожаром или иным бедствием; или излишне эмоциональный футбольный матч и многое другое, может превратить большое количество обыкновенных людей  в толпу, которая способна смести и уничтожить все на своем пути. Любое массовое мероприятие является источником повышенной опасности. Об этом, например, в последнее  время прямо на входных билетах предупреждают организаторы большинства рок?концертов.

Социальные психологи выделяют несколько простых рекомендаций, как не стать жертвой толпы: не идти против толпы; при необходимости пересечь толпу (пересекать ее по касательной или по диагонали, при этом следуя движению шашечной фигурки); не смотреть в глаза людям в толпе и не двигаться, опустив глаза в землю (движение с опущенными глазами ? это движение жертвы). Взгляд должен быть направлен чуть ниже лица с включением так называемого переферийного зрения. Этот взгляд позволит вам отслеживать всю ситуацию в целом, не фиксируясь на отдельных деталях.

Специалисты различают два вида поведения в толпе: на улице и в помещении. Во многом они сходятся, но существуют нюансы. В замкнутом пространстве (на концерте или на ином массовом мероприятии) при возникновении опасности  люди вдруг начинают все одновременно искать спасения, т. е. хотят из этого помещения выбраться. В подавляющем большинстве случаев это происходит хаотично. Особенно активными становятся люди, находящиеся вдалеке от выходов. Они начинают изо всех сил напирать на тех, кто впереди, а в результате большинство «передних» оказываются прижатыми к стенам. Возникает давка, в результате которой в самом прямом смысле очень многие люди могут оказаться (и оказываются) раздавленными между каменной стеной и стеной людских тел.

Специалисты советуют  запоминать места выхода и пути к ним, потому что больше шансов спастись у тех, кто знает, где находится ближайший выход. Особенно важно устремиться к нему прежде, чем толпа придет в движение. Однако, когда толпа набрала полную силу, попытка перемещения сквозь ее толщу может иметь самые негативные последствия. Специалисты считают, что самое разумное, выждать, пока основной поток схлынет. По их  мнению, устремляться в узкие проходы, когда толпа уже набрала силу, допустимо лишь в случае пожара, который к тому же распространяется очень быстро, или тогда, когда в результате обширного сгорания пластиковых материалов и покрытий в зале образуется «душегубка».

Надо остерегаться стен и узких дверных проемов. Для этого надо  постараться:

 попасть в «основное течение», что, впрочем, также небезопасно;

вернуться немного назад, где все таки посвободнее;

 попробовать лечь сверху на людской поток и, перекатываясь или ползя по пластунски, пробираться к менее забитому месту. Особенно это актуально при спасении детей: нередко данный прием ? единственная надежда. Ребенок просто не сможет выжить в обезумевшей толпе взрослых, хотя бы в силу своего роста. Поэтому, если есть силы, ребенка лучше посадить на плечи и продвигаться так дальше. Или двое взрослых могут, повернувшись лицом друг к другу, создать из своих тел и рук подобие защитной капсулы для ребенка.

Если  ждать невозможно, то бросайтесь в толпу, но с головой, но при этом заранее обязательно максимально (еще лучше - полностью) необходимо опустошить свои карманы, так как практически любой предмет при огромном давлении в середине толпы способен нанести серьезную травму не только себе, но и любому из окружающих людей.

Необходимо снять с себя  длинную, чересчур свободную, к тому же оснащенную металлическими деталями одежду, а также все, что может сдавить шею, т.е. шнуровку куртки, галстук, медальон на шнурке, нательный крест на цепочке, любые драгоценности и бижутерию. Руки не должны быть прижаты к телу, они  должны быть согнуты в локтях, кулаки направлены вверх, тогда руки смогут защитить грудную клетку. Можно также сцепить ладони в замок перед грудью.

Уличную толпу принято считать не столь опасной, как в замкнутом пространстве. Однако психологи с этим не согласны, считая, что уличная толпа чаще выступает в роли носителя агрессивных настроений и что по количеству преднамеренных жертв уличная превосходит толпу в замкнутом пространстве.

В целом правила поведения во время массовых уличных скоплений почти не отличаются от тех, что были приведены выше, но все?таки имеют свои особенности. Первое правило гласит:  Не присоединяйтесь к толпе, как бы ни хотелось посмотреть на происходящие события. Если оказались в толпе, позвольте ей нести вас, но попытайтесь выбраться из нее При приближении толпы необходимо ретироваться в боковые улицы и переулки, используя также проходные дворы. В некоторых пособиях по выживанию также рекомендуется, при невозможности уйти на соседние улицы, использовать в качестве укрытий подъезды, через которые можно подняться на крыши домов. Но подъезды могут быть закрыты (что чаще всего в последнее время и случается). Тогда в тех же пособиях рекомендуется разбивать окна квартир, расположенных на первых этажах, и через них проникать в подъезды.

Оказавшись в движущейся толпе необходимо держаться  подальше от любых стен и выступов. Особенно опасны в этих случаях всевозможные металлические решетки. Если давка приняла угрожающий характер, немедленно, не раздумывая, освободитесь от любой ноши, прежде всего от сумки на длинном ремне и шарфа. Одежда должна быть удобной, плотно облегающей фигуру, желательно спортивного типа (то же относится и к обуви, которая должна быть крепко зашнурованной). На улице следует держаться с краю толпы, а не стремиться в гущу событий.

Если в замкнутом помещении может принести пользу знание расположения ближайших аварийных выходов, то на открытой местности таким же полезным окажется знание топографии данного района. Не надо  пытаться сопротивляться стихийному движению толпы, цепляться за стены или фонарные столбы.

Нельзя останавливаться и пытаться поднять что бы то ни было. Также никакая полученная травма не должна стать причиной остановки. Если вы упали, постарайтесь как можно быстрее подняться на ноги. При этом не опирайтесь на руки (их отдавят либо сломают). Старайтесь хоть на мгновение встать на подошвы или на носки. Вставать необходимо именно по ходу движения толпы. Если встать не удается, свернитесь клубком, защитите голову предплечьями, а ладонями прикройте затылок.

Если в толпе оказались еще люди, не потерявшие голову и способные защитить детей и женщин, то вполне возможно организовать совместные действия и рано или поздно выбраться из плотной толпы. Для этого выстройтесь клином, внутрь которого поместите детей и женщин, после чего, раздвигая разрозненных окружающих, дрейфуйте в сторону.

В толпе можно дрейфовать, как корабль по реке. Заранее оцените направление и целеустремленно двигайтесь по нему.

В первую очередь оторваться от толпы, это самое трудное, но тем не менее это сделать достаточно легко, а дальше? дальше проблем нет. напротив нельзя- вперед тоже нельэя. остаются только фланги- то есть не наперерез толпе, но тем неменее поперек. даже в толпе сохраняются люди, вот и попросите этих ближайших людей. выдайте бытовые проблемы типа а ведь я сейчас описаюсь. всегда срабатывает. этот совет абсолютно правилен. но действует он до тех пор пока толпа окончательно не озверела. то есть свои разумные действия нужно предпринимать во время. если время упустил- все равно пытаться двигаться не вперед и не назад стремитесь к флангам!

Представить себе, что это не толпа, а бурная река и плыть по течению:) Но если серьезно, то в такой толпе я всегда 1) стараюсь прижать руки к груди 2) пытаюсь, как могу, притормозить сзади идущих - если уж не своим "живым весом", то очень звучным голосом, с помощью которого иногда удается кого-то вразумить:)Однако правильный ответ зависит от того, какая это толпа. Толпу фанатиков-болельщиков вразумить крайне трудно, и ее вообще лучше обходить стороной. А если это толпа при входе в метро "в час пик" - то, как правило, это все же люди довольно разумные, которые сами понимают, что лучше "торопиться медленно":)

Правила поведения в толпе, на митингах и шествиях 1. Отправляясь на митинги, шествия, праздничные гулянья, выложите из карманов колющие и режущие предметы. Обойдитесь без галстука, шарфа, косынки на шее, высоких и неустойчивых каблуков. 2. Не устраивайтесь рядом со сценой или местом, откуда выступают ораторы. В случае давки отступать с этих позиций будет гораздо труднее. 3. Находиться рядом с работниками милиции опасно, т. к. именно на них, как правило, направляется агрессивность толпы. 4. Держитесь подальше от компаний, находящихся в состоянии наркотического или алкогольного опьянения. Рядом с такими группами легко возникают конфликтные ситуации, которые могут привести к давке. 5. При движении в плотной колонне опасно находиться возле стеклянных витрин магазинов, стен зданий, деревьев. Прижатые к ним толпой, Вы можете получить серьезную травму. 6. Ни в коем случае не пытайтесь идти против движения толпы. Если толпа Вас увлекла, старайтесь избежать её центра и края. Уклоняйтесь от неподвижных предметов на пути, иначе вас могут просто раздавить. Не цепляйтесь ни за что руками. 7. В плотной толпе вероятность упасть не так велика, как вероятность сдавливания. В случае давки прижмите согнутые в локтях руки к грудной клетке — так Вы сможете защитить себя от сдавливания и облегчить дыхание. 8. Если Вы споткнулись и начинаете падать, постарайтесь удержаться на ногах, схватившись за впереди идущих. 9. При применении слезоточивого газа закройте рот и нос платком. Если глаза оказались поражены, быстро и часто моргайте, чтобы слезы вымыли химическое средство. В любом случае лучше всего покинуть место применения газа.

Ни в коем случае не двигаться против нее, а наоборот - в общем потоке, постепенно "выплывая" в сторону.

Задайте себе направление движения и пытайтесь ему следовать, стремясь по кратчайшей траектории выйти за пределы толпы . Никогда не пытайтесь двигаться в направлении, противоположном движению толпы , — вас просто свалят. Если вы упали на землю, считайте, что вы погибли. Вас затопчут. Помните, что большинство погибших в толпе — это те, кто оказался под ногами бегущих. Поэтому держитесь за окружающих руками, толкайтесь, делайте все что угодно, лишь бы не упасть. Если с вами дети, постарайтесь взять их на руки. Сумку, если она у вас есть, повесьте на шею перед собой, руки согните в локтях и прижмите к бокам — так вы создадите перед собой небольшую нишу и не допустите сдавливания грудной клетки. Держитесь подальше от ограждений,различных решеток об них вас могут просто напросто раздавить..

 

Занятия танцами Хип Хоп; Народные рецепты; Дорожное лабораторное оборудование; Произведения ветеранов Волгограда; Психоанализ, о теории Фрейда; Предприятие Аконит г.Волгоград;