Источники информации

Одежда для тенниса,  футболки, шерты, комплекты - для мальчиков >>>
Одежда для девочек -  платья, футболки, шерты   >>>

Мегаполис или об жизни в мегаполисе

Мегаполис

Сейчас модно писать и говорить об ужасах жизни в мегаполисе: плохая экология, высокая плотность населения, социальная изоляция, бешеный ритм жизни, стрессы. Мегаполис предстает этаким чудовищем, пожирающим людские судьбы, каменными джунглями, в которых на каждом шагу жителя подстерегает смертельная опасность. Просто удивительно, как в таких условиях выживает такое огромное количество человек.

И, тем не менее, города стремительно разрастаются, а деревни медленно, но верно исчезают с лица земли. Чем манит человека разумного разрушительная сила мегаполиса?

Главным и основным мотивом переезда в мегаполис приезжие называют возможности. И за этим незатейливым словом кроется вся жизнь – от возможности заработать на хлеб до возможности повелевать миром. Мегаполис  - это по сути наиболее позитивное мнение о Москве складывается у приехавших в город жителей других регионов: только они воспринимают Москву как красивый город с яркой жизнью, не упоминают шум и суету как атрибуты жизни в Москве.

Для москвичей (по сравнению с другими группами) оказался наиболее значим фактор быстрого темпа жизни в городе

Принято считать, что человек является чрезвычайно эффективной системой, способной приспособиться к широкому диапазону условий окружающей среды. Но в некоторых ситуациях эта система дает сбой. Наиболее типичный случай – болезни человека современного города. Еще в XIX веке был описан синдром «изнашивания», свойственный, как считалось, жителям индустриальной Англии. Его характерными признаками были повышенная утомляемость, раздражительность, чувство усталости от жизни. Пациентам с таким диагнозом предписывалось продолжительное путешествие по странам континентальной Европы, в частности по Франции, а именно по относительно спокойным странам, ориентированным не на работу, а на развлечения. В современном мире таких «спокойных» стран уже не осталось, и в самый удаленный уголок земли путешественник берет ноутбук, сотовый телефон и список неотложных дел.

Так готова ли психология помочь избежать болезни современного города? В последнее время особые возможности для подобной помощи обнаружились в таком относительно новом психологическом направлении, как эволюционная психология. Ее основная задача - не только объяснить, используя парадигму врожденных психологических механизмов, почему и как происходят сбои в системе «человек-житель современного информационного общества», но и указать, как их можно избежать и компенсировать.

Каковы же главные постулаты эволюционной психологии, закладывающиеся в основу помощи при психологических нарушениях, вызванных городской средой?

Современный город является очень агрессивной средой обитания. При этом есть факторы, которые негативно действуют на организм человека непосредственно, не будучи воспринимаемыми в плане психического отражения. Так, например, радиация, даже приводя к необратимым физиологическим нарушениям, сама по себе не воспринимается человеком на уровне ощущений - воспринимаются лишь последствия ее воздействия на организм, а не непосредственно само воздействие. С другой стороны, есть такие факторы, которые относительно безвредны по своему воздействию на физиологические процессы организма человека, но, вместе с тем, действуют отрицательно на его психику. К такого рода факторам «психологического прессинга» относятся, в частности, интенсивный шум городского транспорта, его скорость, повышенная скученность людей, замкнутые пространства, лишение солнечного света и многое другое. В концентрированном виде все эти факторы представлены в метро (как, впрочем, и в супермаркете). Человек принуждается к реагированию на все эти психологические факторы, и наиболее частые реакции – страх (тревожность) или агрессия (раздражительность). Эволюционная психология дает ответ, почему это происходит и что с этим можно сделать.

На относительно ранних стадиях эволюционного развития – указанные психологические факторы (шум, скорость, скученность и пр.) выступали такими сигналами, в ответ на которые от индивидуального организма требовались оперативные реакции, предполагающие взаимодействие с источником подобных сигналов (бегство, борьба, замирание). При этом оперативность этих реакций обеспечивалась за счет сильных эмоций, имеющих, как правило, отрицательный знак; это были уже упоминавшиеся страх и ужас, ярость и гнев. Но изначально, еще до того, как по данному признаку стал действовать естественный (и, возможно, половой) отбор, возникли такие организмы, для которых данная связка «сигнал – реагирование» [отметим, что содержание этого понятия в наше время не совпадает с бихевиористкой формулой: S?R] была зафиксирована генетически – в форме генетических мутаций. Например, связка «ощущение очень громких звуков - проявление страха». Потом в процессе естественного отбора тест на выживание прошли только те особи, которые обладали такой связкой, а другие особи, не подвергнувшиеся мутации по данному основанию, реагировавшие на «предупреждающие» сигналы иными эмоциональными реакциями, вымерли, не оставив потомков со своими генами. Они были съеденные хищниками, унесены паводками или погребены под горными обвалами, короче, погибли, не придав громкому шуму должного значения.

По принципиально такой же схеме развивались события, приведшие к появлению связки «повышенная скученность-агрессия». Если особи того или иного вида не реагировали на увеличение концентрации сородичей при условии ограниченной территории агрессивными действиями, приводящими к увеличению дистанции с другими, то они имели все шансы вымереть из-за истощения ресурсов или из-за других последствий высокой плотности «населения».

Если говорить о современном человеке, то – несмотря на весь свой культурный багаж, - генетически запрограммированные механизмы, унаследованные им от природы, никто не отменял. Ведь уже не происходит отбор на выживание по их наличию, отсутствию или вариациям, и данные механизмы продолжают существовать в относительно неизменном виде. Поэтому человек продолжает обладать огромным количеством подобных связок «сигнал-реагирование», многие из которых остаются совершенно неисследованными. Раз подобные механизмы сформировались, они имеют возможность запускаться и в современных условиях, очень далеких от исходных.

Если однажды часа в два-три ночи выглянуть в окошко в какой-нибудь деревеньке - за окном полная темнота. Все жители мирно спят. В небольшом городке в эти же часы будут освещены лишь круглосуточно работающие учреждения. А в большом городе в такое сонное время вполне можно увидеть светящиеся окна - и не только в ночных клубах, но и в жилых домах. И чем больше город, тем больше таких негаснущих окон. Кто-то из полуночников читает в постели, кто-то смотрит позднюю программу по ТВ. Как правило, все эти люди испытывают трудности не столько со сном, сколько с сексуальной жизнью: это одна из главных причин ненужного бодрствования по ночам. Поэтому процент интимного неблагополучия в больших городах примерно определить легко. Просто посмотрите, много ли ночью освещенных окон в домах...

 Безусловно, жить в большом городе достаточно вредно для здоровья. Жители мегаполисов, как правило, живут меньше, чем их ровесники из деревень и поселков. Но причина этого - не только неблагоприятная экологическая обстановка (об этом уже говорили и писали много раз, и нет смысла здесь останавливаться на этом). Столь же существенно укорачивает жизнь человека и душевное неблагополучие. И чем крупнее город, тем больше в нем людей с психологическими проблемами. И конкретно - с проблемами сексуальными.

 Самый страшный бич больших городов - одиночество. Мегаполисы можно назвать буквально скопищем одиноких людей. Именно жители крупных населенных пунктов (более 7 миллионов населения) чаще всего имеют проблемы с интимной жизнью только потому, что не в состоянии обзавестись адекватным партнером. Потому что жизнь в многомиллионном городе, как ни странно, разъединяет его жителей, а не сближает.

 По статистике в любом мегаполисе очень малый процент коренных (в третьем-четвертом поколении) горожан. Все остальные - мигранты: то есть те, кто когда-то перебрался в большой город из других мест. И пусть даже они всю жизнь прожили в этом городе, пусть даже коренными горожанами стали их дети и внуки - все равно люди в семьях хранят традиции и устои, которые впитали с молоком матери на "земле предков". И эти традиции передают своим потомкам. То есть следующие поколения воспитываются в духе тех мест, откуда когда-то прибыли их деды и отцы. Но в каждой деревне, в каждом поселке и городке есть свои установленные нормы поведения, свой диалект, свой язык жестов и поступков, понятный только местным жителям... Поэтому у многих горожан возникают трудности с общением. Особенно когда им приходится говорить о любви. Именно здесь людям чаще всего трудно понять друг друга, если они в своих семьях привыкли к различным ритуалам и поведенческим сценариям. Ведь область любовных, интимных отношений как никакая другая имеет множество всяких традиций, порой совершенно различных для разных мест жительства. Поэтому мало того, что и так русский язык беден любовными словами и выражениями, но при этом еще люди не могут найти понимания даже на невербальном уровне - на стадии общения без слов. В результате большие города побивают все рекорды по количеству одиноких людей...

 Одиночество опасно еще и тем, что его очень часто не замечаешь, пока не останешься наедине с самим собой ночью в пустой квартире. Точно так же, как в шумной дневной круговерти мы забываем, к примеру, о зубной боли. А вот ночью, когда нас ничего не отвлекает, ощущаем, как проклятый зуб ноет и ноет, просто спасу нет!.. Точно так же одинокие люди не чувствуют своего одиночества до тех пор, пока не закончится рабочий день: но когда опустеют улицы, разбегутся по своим домам друзья-приятели, замолчит телефон - вот тогда волей-неволей придется столкнуться с собственной неприкаянностью... Тогда и психологические, и сексуальные проблемы становятся особенно острыми и ранят особенно больно. Поэтому и появились в больших городах ночные клубы, где можно продолжить общение после рабочего дня, чтобы хоть на время избавиться от гнетущего чувства одиночества, возникающего по ночам... Поэтому существует и еще одно специфически городское явление - так называемый "вечерний звон": горожане патологически перегружают телефоны вечером. В основном потому, что спешат получить еще хоть толику человеческого тепла, да хотя бы даже услышать чей-то голос перед тем, как город погрузится в ночную тишину... Вообще, телефон в крупном городе - не столько средство сообщения, сколько средство общения. Ведь и расстояния немаленькие, и времени практически всегда не хватает, а в общении нуждается по своей природе практически любой человек. Поэтому одна из наиболее важных мер профилактики депрессий и суицидов жителей "каменных джунглей" - обязательное наличие телефона в каждой квартире.

 Для того чтобы понять структуру интимных проблем жителей больших городов, необходимо прежде набросать психологический портрет среднего горожанина. Как правило, это человек, склонный к быстрому принятию решений, неординарно воспринимающий мир, склонный к поиску новых впечатлений. Ведь именно такие люди срывались с насиженных мест и уезжали в столицы. И эти качества они чаще всего передают по наследству всем последующим поколениям в своих семьях. Но кроме всего этого, горожанин - человек, который не желает придерживаться определенных рамок "дозволенного обществом поведения". Именно поэтому еще и уезжали люди в большие города, чтобы остаться личностью с собственным мнением, чтобы не становиться в случае "несоответствия правилам" предметом обсуждения для всей деревни. И в результате к специфическим сексуальным проблемам горожан, помимо одиночества, можно отнести еще и склонность к частой смене партнеров.

 Особенностью сексуального поведения в мегаполисе является еще и то, что при быстром темпе жизни в крупном городе тому же сумасшедшему ритму подчинены и межличностные, и особенно сексуальные отношения. И не так уж редко знакомство двух жителей крупного города начинается... в постели. Девушкам, хранящим невинность для мужа, при таком раскладе найти этого мужа практически невозможно - сейчас в столицах мало кто из мужчин женится, не вступив прежде с избранницей в интимные отношения.

 Да и сами эти отношения не всегда удачны - притупляется реакция на определенный сексуальный стимул: близость тела партнера. Горожанин, привыкший как минимум два раза в сутки в транспорте обниматься с совершенно не привлекающими его людьми, перестает возбуждаться, когда прижимается к объекту своего интимного интереса. Жизнь в перенаселенном мегаполисе делает телесную близость обыденной и даже неприятной. Таким образом, жители крупных городов практически утратили способность наслаждаться петтингом, то есть получать сексуальное удовольствие посредством близкого контакта тел и половых органов; стали менее чувственными и как следствие - лишились многих радостей сексуального общения.

 Так или иначе, - жизнь в крупных городах никак не способствует психологическому комфорту, душевному равновесию и особенно интимному благополучию. И когда огромный город засыпает, во многих домах все же до утра беспокойно светятся окна... При этом каждую ночь их становится все больше. Потому что жизнь в мегаполисе - и вправду тяжелая ноша. И совершенно зря иные провинциалы так завидуют горожанам, "купающимся в благах цивилизации". Ведь за каждое благо, как водится, надо платить. И иногда - очень большую цену.

— Колоссальная занятость, плотность, смещение естественных биологических ритмов в сторону ночного образа жизни… — говорит Сосланд. — И еще: важная тема для мегаполиса — честолюбие. Такая вечная история молодого Растиньяка, который делает карьеру, оправдывая свою жесткость «правилами игры», в результате чего его мир начинает делиться на внешний и внутренний. Первый полностью подчинен успеху. Во втором недостаток любви и тепла.

Большие города принято ругать: и пыльно там, и шумно, и сплошные локти в вагоне метро, и никакой духовности. Тем не менее люди приезжают сюда жить, полные надежд и планов. Здесь находят место лидеры и маргиналы всех мастей; они динамично меняются местами, и вообще все меняется с головокружительной скоростью. Эта скорость и плотность одновременно изматывают и дают чувство безопасности. Как езда на велосипеде: если быстро едешь, невозможно упасть.

— Говорят, большой город жесток и безжалостен, — продолжает Сосланд, неторопливо подливая мне облепиховый чай. — Но есть и другая сторона медали: он дает много возможностей для смягчения боли. Все заменяемо, всего большое разнообразие. Каким бы человек ни был, с любыми проблемами и странностями, он может найти и единомышленников, и свой способ активности. Проблема, конечно, не решается. Но смягчать, размывать боль — свойство большого города.

Обилие предложений извне ею понимается так: мир тебя видит, ты существуешь, ты достойна существования. И появляется страх: если откажешься от чего-то, то мир (мегаполис) вдруг обидится и перестанет тебя замечать, оставит в одиночестве. Героине нужно понять не что она выбирает (хорошее или плохое предложение) — хороших предложений может быть сколько угодно, — а зачем она это выбирает, что самое главное для нее самой? Когда мегаполис делает предложения, не его задача заботиться о человеческой усталости, а смысл существования не обретается с обилием выбора.

— Многозадачность, — констатирует психотерапевт Кирилл Хломов. — Очень много факторов нужно соотносить. Вот сейчас мы с вами разговариваем, а я жду звонка. Для того чтобы быстро реагировать, мы должны постоянно находиться в тонусе, быть эффективными. Откуда этот стереотип про москвичей: резкие, хамоватые? Приехали, дела обсудили — и назад. Ни посидеть, ни поговорить… Высокомерные, значит. Но ведь что не работает на дело — отсекается. Важно сэкономить время. Если встречи, то все подряд в одном месте, если в гости, то заодно решить и деловой вопрос. Кроме того, есть «запланированное потерянное время» — от двух до четырех часов в день на дорогу.

Как правило, пока есть силы и здоровье, мы фоновую тревогу почти не замечаем. Ну, бывает, поскандалим без веской причины. Но если адаптировать, встроить тревогу как постоянный фактор не удается, ресурса ее удерживать не хватает, начинаются депрессии и срывы уже похуже спонтанного скандала.

Мерило — «успех». Жители мегаполиса не счастливые, талантливые или великие, они «успешные». То есть успевают все быстренько прокрутить так, чтобы нигде особенно ничего не потерять.

Мужчина 40 лет, женат не был, очень успешен финансово (свой бизнес), хорошо образован, уверен в себе. Успевает много работать, бурно веселиться, в промежутках ездит на Восток — думать о вечном.

Мегаполис дает такую иллюзию технологичности, управляемости жизни. Он пытается применить рациональный подход ко всем сферам, в том числе к любви, а в пределе — и к смерти. Но когда оказывается, что есть вещи, которые нельзя решить как задачу, спланировать и спроектировать, такой, казалось, понятный и разумный мир героя просто рушится.

Тонус, яркость, скорость, поверхностные связи, невыносимая легкость бытия… Подростковое мировоззрение. Останавливаться нельзя. Любое глубокое переживание — это смена ритма, угроза движению. Может, поэтому в мегаполисе есть несколько искусственный культ позитива: «успешный» человек пьет с утра апельсиновый сок, занимается йогой, много улыбается, медитирует, чтобы не чувствовать боли, любит котиков и популярную психологию.

— Горе отрицается как факт повседневной жизни, — подтверждает мои умозаключения Александр Сосланд. — Добавьте комфорт как психологическую ценность. И повышенную ранимость. «Не скажи мне ничего такого…»

— Мы стремимся не к нормальному — мы стремимся к «самому лучшему», — говорит психотерапевт Кирилл Хломов. — Причем насытить это стремление невозможно: всегда мало, каждый день нужны новые подтверждения своей уникальности.

Престижно быть человеком творческим, выдающимся. Креативность — качество, без которого уже стыдно на люди показаться. «Думай иначе, будь другим, особенным!» — кричит реклама.

Пережить свою неуникальность, свое несовершенство…Свою обычность и обыденность…

Если мыслить не социологически, а в категориях единственной, несовершенной, но своей человеческой жизни, то нет проблемы большого города. Есть проблема наших отношений с ним. А раз так, то мы уже не беспомощны, не бессильны.

При всем многообразии людей мегаполиса у них много общего. Например, желание выделиться, проявить индивидуальность. В городе с таким большим населением велик риск быть похожим на других. Риск затеряться в толпе, стать (осторожно, очень неприятное определение!) посредственностью.

 

Свежие новости: стильные бренды | best connections платье | Смотреть порно огромные члены.